Сергей Есенин и Айседора Дункан: любовь живет два года

Сергей Есенин и Айседора Дункан: любовь живет два года

Сергей Есенин и Айседора Дункан: любовь живет два года

Сьогодні, 11:39

Прозаик и публицист Александра Гусева восстанавливает хронологию отношений танцовщицы и поэта.

Сергей Есенин и Айседора Дункан: любовь живет два года

Расхожий миф о том, что у любви короткий срок годности, можно легко применить к роману Сергея Есенина и Айседоры Дункан. Впрочем, этот кипучий сюжет с самого начала оброс множеством мифов, одновременно зловещих и романтических. Мимолетный брак Есенина и Дункан продлился недолго — и тем не менее их творческий союз стал целой эпохой в культуре начала 1920-х.

Дункан и Есенин: первая встреча
Основоположница свободного танца, американка Айседора Дункан не раз гастролировала по России и сыграла роль музы для многих поэтов Серебряного века. Так, например, Александр Блок видел в танцовщице символ Вечной Женственности; Андрею Белому казалось, что Дункан — предвестница «жизни счастливого человечества». Вдохновленная идеями Фридриха Ницше, Дункан и вправду верила в «танец будущего» — танец, провозглашающий слияние с самой природой, ее хаосом и текучестью. Быть может, именно поэтому страна, в которой устаревшие догмы «сбрасывались с парохода современности», так ее привлекала.

В 1921 году Айседора принимает приглашение Луначарского и открывает танцевальную школу в Москве. К этому моменту Сергей Есенин известен как поэт-имажинист с репутацией бунтаря. Причастность к этой литературной группе была своего рода инициацией для Есенина: «пастушество» и деревенские кудри сменились на цилиндр, лакированные башмаки и щегольство. Вырваться из привычного контекста и предъявить миру новую версию себя — таково было его собственное освобождение. Неслучайно революционный дух «царицы жеста», о которой гудели в богемных кругах, был близок Есенину и пленил его.

Их первая встреча должна была состояться в «Эрмитаже»: известный скульптор и живописец Георгий Якулов предложил познакомить Есенина с «Изадорой». Поэт тотчас сорвался с места и как ошалелый бросился на поиски Дункан, заглядывая в залы и суетясь у открытой сцены. Они разминулись. Огорченному и раздосадованному Есенину пришлось дожидаться иного случая.

Спустя несколько месяцев тот же Якулов устроил вечеринку в своей студии. Айседора явилась заполночь: в красном греческом хитоне, с красными как медь волосами, она обвела комнату взглядом и отыскала Есенина — спустя мгновение поэт сидел у ее ног. Провела рукой по льняным волосам: «Зо-ло-та-я го-ло-ва!» Поцеловала: «Ангел!» И еще раз: «Тшорт!» Айседора знала всего десяток русских слов — Есенин по-английски не понимал. И тем не менее интуитивный язык поэзии и движения позволял им друг друга слышать. Об этом синтезе говорил и Андрей Белый: жест «вспыхнет и осветится сознанием», если прозвучит то самое слово.

Сергей Есенин и Айседора Дункан: любовь живет два года
  Краса та яскраві барви Баранівського району. ФОТО

Под утро они исчезли и вместе долго-долго ехали домой. Дремлющий извозчик ненароком объехал церковь в который раз. «Повенчал!» — расхохотался поэт и пристально посмотрел на Айседору.

Первые трещины: «В греческих вазах мое молоко скиснет»
Есенин поселился на Пречистенке. Особняк Дункан стал местом встречи творческой интеллигенции: громкие застолья перемежались литературными чтениями, этюдами и, конечно, танцами. Дункан зачастую исполняла танго «Апаш» — любимый танец Есенина. Однажды Анатолий Мариенгоф, друг и коллега по цеху имажинистов, наблюдал, как Есенин, с негодованием сорвавший портрет бывшего мужа Айседоры режиссера Гордона Крэга («Я… Есенин — гений, а Крэг — дрянь!»), настойчиво требовал танца — сию секунду. Дункан покорна: надев есенинские кепи и пиджак, «босоножка» пускается в пляс. В ее руках струится, извивается алый шарф, которому она в конце концов сдавливает горло. Позднее эту историю нередко ассоциировали с мифом о распутной Саломее, погубившей неопытного Иоанна. Так, подчиняясь есенинским прихотям, Айседора была в этом танце ведущей, но не ведомой.

Театральные премьеры, кафе, шумные улицы и камерные вечера, выступления в Москве и Петрограде — всемирно известная танцовщица ни на шаг от поэта не отступает. Будучи старше его на 18 лет, Дункан окружает Есенина материнской требовательной нежностью — отчасти потому, что возлюбленный напоминает ей погибшего сына. Польщенный и очарованный поначалу, Есенин тяготится ее вниманием: поэту хочется больше воздуха.

Постепенно раздражение перерастает в ярость — болезненная близость оборачивается избеганием. Показная ревность («Не смей целовать чужих!»), матерные тирады, пьяные скандалы и даже рукоприкладство — казалось, Есенин нарочно испытывал терпение Дункан. Тем не менее после очередного побега со свертком в руках (пара кальсон, носки, рубашки) Есенин вновь оказывался подле нее: «Айседора имеет надо мной дьявольскую власть. На что мне она? Что я ей? Мои стихи… Мое имя… Ведь я Есенин… Я люблю Россию, коров, крестьян, деревню… А она любит греческие вазы. В греческих вазах мое молоко скиснет… И все-таки я к ней возвращаюсь».

  Ляшко розповів, коли Україна отримає вакцину від коронавірусу

Путешествие Танцовщицы и Хулигана
В мае 1922 года Дункан принимает решение уехать из России. Советское правительство обещание не исполнило — ее танцевальной школе было не на что существовать. Заграничное турне с участием лучших учениц могло бы поправить дело. Разумеется, в путешествие должен был отправиться и Есенин: Айседора надеялась показать поэту иную — прежнюю свою — жизнь и отвлечь его от горьких дум, усиленных алкоголем.

Для того чтобы не возникло проблем в Америке, известной своей строгой полицией нравов, Дункан нарушает клятву никогда не связывать себя узами брака и предлагает Есенину оформить отношения «официально». Поэт, мечтающий о всемирной славе, согласен на авантюру. Ранним утром в загсе Хамовнического Совета Дункан и Есенин были объявлены мужем и женой. В паспортах им записали двойную фамилию.

Страну они покидали на самолете. Незадолго до отправления Айседора пишет завещание на клочке бумаги: в случае смерти наследником ее собственности и имущества является Сергей Есенин-Дункан. А в случае его гибели — брат Августин Дункан. Впрочем, «предсмертная записка» не понадобилась: полет закончился благополучно, и супруги расположились в номере роскошного берлинского отеля «Адлон».

Есенин быстро освоился в новом городе. Вскоре после приезда поэт начал видеться с Максимом Горьким, встречаться с русскими эмигрантами и читать стихи в именитом «Доме искусств», образованном группой писателей и художников. Когда поэт впервые там появился, публика зашумела: среди зрителей были и сторонники, и противники Есенина. Кто-то запел «Интернационал», кто-то выкрикивал ругательства. Однако сбивчивое, пронзительное выступление Есенина заглушило чужие реплики и вызвало настоящий фурор: знаменитый русский поэт, облаченный в светлый костюм и свистящий как соловей-разбойник, взял «Дом» приступом.

Несмотря на успех, Есенин от старой привычки не отказывается: под кроватью он держит ведро с пивом и угощает новоиспеченных друзей. Дикие пляски, деревенские частушки и пьяная брань — кутеж поэта, растревоженного и потерянного, впечатлял гостей своей удивительной невеселостью. В номере Есениных-Дункан было неуютно. И Есенин попытался его покинуть — спустя несколько дней Дункан найдет его в пансионе на Уландштрассе.

Сергей Есенин и Айседора Дункан: любовь живет два года
  ​У Житомирській області через ревнощі чоловік облив бензином дружину і підпалив

Разъезжая по Европе на бьюике (говорили, что Дункан не признавала поездов), Есенин продолжал выступать, заводить литературные знакомства и дебоширить — Айседора едва выдерживала его выходки и не скупилась на злобу в ответ. Отплытие в Америку стало кульминацией их сложного путешествия. Есенин встретил США с неприсущим ему равнодушием и отторжением: страна, окрещенная им «Железным Миргородом», потрясла поэта своей «буржуазной бездуховностью». В «царстве машин» крестьянский поэт-самородок не нашел себе места — в том числе и потому, что здесь он не более чем муж великой танцовщицы. Газеты о нем молчат.

Обратный путь исполнен мучения для обоих. Парижские журналисты трубят о есенинском безумии и хулиганстве, и Айседора вынуждена опубликовать ответное письмо: «Я вывезла Есенина из России, где условия его жизни были чудовищно трудными, чтобы сохранить его гений для мира. Он возвращается в Россию, чтобы сохранить свой рассудок, и я знаю, что многие сердца по всему миру будут молиться со мной, чтобы этот великий и наделенный богатым воображением поэт был спасен для своих будущих творений, исполненных Красоты, в которой мир столь нуждается».

В августе 1923 года Есенин и Дункан прибывают в Москву.

Адьо, Изадора: «Я люблю другую. Женат и счастлив»
По возвращении в Россию отношения поэта и танцовщицы были как будто неисцелимы: полный «тоски смертельной, невыносимой», Есенин страдал от навязчивого присутствия Айседоры пуще прежнего. В разговорах с друзьями поэт неустанно подчеркивал, что она ему больше не нужна: теперь в Европе и Америке его «лучше помнят, чем Дункан». Айседора, впрочем, не отступала: желая спасти своего поэта, она лишала его одиночества и простора. Замкнутый круг.

В один из душных августовских дней Есенин оставляет Дункан в особняке на Пречистенке, чтобы больше никогда там не появиться. В отчаянье Айседора решает отправиться на Кавказ и тем самым завершить свой «есенинский период». Однако главное слово было еще не сказано: пока не наступил октябрь, Дункан присылала Есенину ворох писем, в которых звала к себе. Есенин, увлеченный иными чувствами, отвечал все реже. Последняя его телеграмма была короткой: «Я люблю другую. Женат и счастлив».

Шарф выскользнул у Дункан из рук.

Джерело статті: blog-russia.storytel.com